В Югре зреет бунт! Казымские ханты стали заложниками ученых

Мир ханты бурлит: только за первый квартал 2017 года в адрес депутата Думы Югры Александра Новьюхова поступило шесть коллективных обращений (около 200 человек) от казымских ханты с просьбой сохранить традиционный алфавит малочисленного народа. Об этом сообщает «ЮграPRO».

Если не знать предысторию вопроса, то просьба, на первый взгляд, — довольно странная, ведь ханты уже давно имеют свою письменность и даже свои печатные издания — на хантыйском языке выходит газета «Ханты ясанг». Тем не менее, проблема существует и, более того, она обострилась в последнее время до крайней степени, войдя в стадию конфликта между учеными и «пользователями» языка – его носителями.

Оставляя в стороне вопрос истории неоднократного реформирования языка за годы Советской власти, отметим только, что по настоящее время в округе используется хантыйский алфавит, утвержденный решением исполнительного комитета Совета народных депутатов автономного округа №73 от 25.04.1990 года. То есть, традиционный алфавит более четверти века применяется в быту, образовательном процессе, средствах массовой информации. На нем выросло уже не одно поколение читающих и пишущих ханты. И никому их них и в голову не приходило, что они пользуются «неправильным» алфавитом.

Никакие традиции, однако, не могут остановить научный прогресс, — решили умные головы в Обско-угорском институте прикладных исследований и разработок, что находится в городе Ханты-Мансийске. Путем собственных глубоких научных изысканий и, опираясь на авторитет зарубежных исследователей, они обнаружили, что «творчество масс» зашло слишком далеко и привело к появлению нескольких вариантов хантыйского алфавита, отличающего от поселения к поселению. А это — непорядок.

«Именно сейчас важно точно отражать на письме особенности хантыйских звуков, чтобы предотвратить разрушение хантыйской фонологической системы под воздействием русского языка», — заявляет исследователь языка ханты доктор филологических наук Валентина Соловар.

Вот и решили ученые унифицировать все живое многообразие хантыйских диалектов, не учитывая при этом, что объективных условий для этого нет: потребители многочисленных алфавитов не связаны друг с другом прочными экономическими узами, требующими активной коммуникации, как это имело место в средневековой Европе на территории нынешней Германии, состоявшей из  300 карликовых государств, что и привело в конце концов к появлению единого немецкого государства и единого литературного немецкого языка. Ханты компактно и достаточно автономно проживают родовыми сообществами на своих стойбищах и в поселках, и поэтому едва ли нуждаются в наддиалектном литературном языке, тем более, что новые поколения по понятным причинам выбирают русский язык.

Но научную мысль, а тем более научное производство уже не остановить, ведь так много накоплено лингвистического материала – не пропадать же добру!

«Необходимость усовершенствования системы письма на хантыйском языке в настоящее время обусловлена тем, что в лингвистике накопилось достаточно знаний о принципах создания графики и орфографии вообще и об особенностях хантыйского языка в частности.»

И вот уже в 2006 году группа исследователей выпускает словарь хантыйского языка с лексическим материалом на придуманной ими и, как им кажется, единственно верной орфографии. Словарь, к слову, не был рецензирован, как это полагается в издательской деятельности, однако в печать всё же попал. Особенно шокированы результатами научных открытий были казымские ханты, лексика которых в словаре изменилось до неузнаваемости.

И хотя, как оптимистично заявляют лингвисты Обско-угорского института устами доктора наук Валентины Соловар, «казымские ханты – за науку», о своем категорическом нежелании переходить на новое письмо заявили жители поселка Березово, деревни Теги, (Березовский район), поселков Полноват и Ванзеват (Белоярский район), отправившие коллективные послания своему депутату. Усомнились в необходимости «модернизации» алфавита и сотрудники популярной национальной газеты «Ханты ясанг», отказались вводить новый алфавит журналисты ямало-ненецкой газеты на хантыйском языке «Лух авт». Причина – далека от науки, просто газете нужны читатели, а в условиях лингвистического «смутного времени», их становится все меньше – национальные газеты массово перестали выписывать.

Доктор филологических наук по специальности «Финно-угорские и самодийские языки», почетный профессор Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена Нина Лыскова в статье «Газете Ханты ясанг вернуться на круги своя» выступает с резкой критикой нового алфавита, ставя под сомнение научную деятельность ряда ученых Обско-угорского института прикладных исследований и разработок. Как предполагает автор статьи, вся «смута» с хантыйским алфавитом началась с 90-х годов ХХ века, когда Западная Европа «заболела» идеями глобализации. Сегодня на гранты американского миллиардера Джорджа Сороса работают некоторые учёные Новосибирского государственного университета, которые очень активно и навязчиво «оказывают поддержку» хантологам-новаторам Обско-угорского института в вопросе внедрения новой орфографии хантыйского языка. Казалось бы, ему-то это зачем? Но нет, неспроста «рука Вашингтона» дотянулась и до малочисленных народов Севера – посеять раздор внутри сообщества, вызвать новое «казымское восстание» – это так в духе наших «партнеров», в тренде их политики установления мирового господства, где – силой оружия, а где – воздействием на умы.

«Статья Нины Алексеевны Лысковой очень точно описывает ситуацию, которая разворачивается вокруг хантыйского алфавита: ломать – не строить. Экзотическая казымская артикуляция, его «певучесть» – визитная карточка казымских ханты — может быть бесследно утрачена. Изменение традиционного алфавита не способствует национальной идентичности уязвимого хантыйского этноса», – дал свою оценку  конфликту между исследователями языка и его носителями депутат Александр Навьюхов.

Попытки несанкционированного изменения устоявшейся фонетической системы языков малых народов — отнюдь не новое явление. Проблемы, возникающие на стыке науки и реальной жизни, в разное время проявлялись в некоторых северных субъектах Российской Федерации: в Мурманской области, в Республике Саха (Якутия) и др. Так, для решения языковых проблем в 2016 году в республиканский закон «О языках в Республике Саха (Якутия)» внесены изменения, в соответствии с которыми внесение изменений  в алфавит, правила орфографии и пунктуации эвенского, эвенкийского, юкагирского, долганского и чукотского языков утверждаются Правительством Республики Саха (Якутия).

Как уже отмечалось в материале «ЮграPRO» ранее, общественная организация Ханты-Мансийского автономного округа  «Спасение Югры» обратилась к депутату Навьюхову с предложением о включении в окружной закон «О языках коренных малочисленных народов Севера, проживающих на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры» № 89-оз нормы, закрепляющей за Правительством ХМАО – Югры полномочий по регулированию, совершенствованию и утверждению алфавитов, правил орфографии и пунктуации языков коренных малочисленных народов, проживающих в округе.

 «На сегодняшний день предложения по изменению закона «О языках» проходят экспертизу. По итогам проект закона будет рассмотрен на Ассамблее коренных малочисленных народов Севера, далее – вынесен на заседание Думы. Настало время закрепить право внесения изменений в алфавит на законодательном уровне», –заверил земляков парламентарий.

Мы не собираемся здесь вдаваться в суть разногласий между учеными разных школ по поводу звуко-буквенного соответствия в казымском диалекте языка ханты, решать, кто в этом научном споре правее. Речь, скорее, о праве и ответственности ученого внедрять результаты своих исследований в практику.  Думается, даже далекому от лингвистики человеку понятно, что народ не только носитель языка, но и его творец, чему мы каждый день являемся свидетелями благодаря современным средствами массовой информации, да и сами порой не прочь заняться «словотворчеством». Дело лингвиста — описывать процессы,  происходящие в языке, и тенденции в его употреблении, выявлять закономерности его развития, влияние на него других языков, а не пытаться «реформировать» язык, высокомерно считая, что «все шагают не в ногу» на том лишь основании, что обладаешь учеными степенями   и дипломами.

Наука должна быть отделена от принятия решений. Закрепление изменений в качестве нормы — прерогатива государства, поскольку процесс этот – сложный,  длительный, требующий финансовых вложений (издание книг, учебников, переучивание взрослого населения, разработка новых образовательных программ для детей и т.п.), а кроме то, имеющий ощутимые социальные последствия, которые нельзя не учитывать: в случае с малыми языками это – взаимоотношения в семье, доступ к информации и пр.

С гордостью рассказывая об успехах обучения новому алфавиту учащихся 1-4 класса, «реформатор» не задумывается о том, какой раздор его инновации могут внести в жизнь простых людей: родители больше не будут хранителями языка своих предков, а для своих детей —  примером и авторитетом, потому что говорят, пишут и читают «неправильно». А взрослые, не имеющие ни желания, ни возможности переучиваться вдогонку за своими детьми, перестанут пользоваться родным языком как средством получения информации, ведь журналы и газеты будут печататься на непонятном для них языке.

 

Регион: 
Народы: